useless
Иногда меня панически пидорасит от ощущения того, что тот самый чувак, который любит меня сейчас, в один дивный день скажет мне, что это больше не так.
И я опасаюсь этого, хотя мне и не следует, наверное.
Ладно, я все равно сюда загляну, если это случится.

Я балансирую на грани хаоса и порядка. Это довольно тяжело, на самом деле. Каждый раз я либо разнесу все в доме в хлам, либо попытаюсь собрать по кусочкам обратно.
Я люблю свой дом, на самом деле. Я рад, что у меня есть место, где я живу один.
Но мне нужно закончить фильм.
Мне нужно задрочить физиологию настолько охуенно, чтоб сам Гайворонский выкупал меньше, чем я.
Мне нужно обновить документы.
Мне нужно спрятаться от людей.
Я был бы так рад иметь возможность не выходить на улицу и не взаимодействовать ни с кем.
Окружение заливает мне в уши какие-то тонны их бесполезного дерьма, мне не интересно, как у них дела, мне не интересно, что с ними происходит. В то время, как остальные судорожно хватаются за крыс и тараканов, я просто живу.
Мне тяжелее общаться с дикарями с каждым днем.
Я чувствую, что я теряю осознанность действий.
Я просто чувствую, что я погружаюсь на дно всеобъемлющего хаоса, который едва ли смогу контролировать, но все это в моей голове.
Тревожность, беспорядок, психомоторные возбуждения, тахикардия.
Я в самом деле хочу говорить с существом, картина мира у которого нарисована говном?
Я действительно хочу хоть с кем-то взаимодействовать?

Энтропия замкнутой системы постоянна (TdS=d'Q => {S = const; d'Q=0})
Мне нужно замкнуться и не увеличивать её. Просто. Замкнуться. Блядь.
Помогите.
Мой мозг творит со мной страшные вещи.
0
raven
"Не более часа в день" - говорила мне в детстве офтальмолог сидеть за компьютером. Как я был бы рад сейчас иметь возможность выполнять твою рекомендацию.
0
stable-isotope
Мне не нравится, как я провожу сегодняшний день.

Но не настолько, чтобы менять свою жизнь. Вот в чем жопа.
0
outland

День 1

comatose-dreams
забросила блог и свою жизнь в целом, потому что меня окружает одна чернуха, что бы ни происходило вокруг - мне все время хyёвo. уже нет историй, которые мне хотелось бы рассказать или повторить.
пошла к врачу, пыталась что-то изменить, но сейчас для меня даже поиск новой музыки - тяжёлый труд.
я могу заниматься чем-то трудным, если в этом есть смысл, но его тоже давно нет.
на этом моменте отпали все ненужные люди - все без исключения мои подруги.
я больше не личность.
от меня ничего не осталось.
0
zimmerman
это такой гнусный вид одиночества, когда не хочется ни с кем говорить.
0
boring
слушаю инди-рок, пью зеленый чай и оформляю лабы по микробиологии. люблю студенчество за эти прекрасные моменты, за вечерние посиделки с одногруппниками с задачами по физхимии, за веселые казусы в лаборатории и халат, хранящий историю моей неуклюжести.

в детстве мы с бабушкой собирали в лесу гербарий. меня искренне поражало, что она знает название каждого растения и их свойства. тогда я поняла, что хочу знать так же много, как она.

и я стараюсь.
0
amphibian
Класс. Перечитываю свои записи за последнюю неделю и не понимаю уже, где был я, а где был не я. А это – я, тот, кто сейчас прочитал свои записи за последнюю неделю и отчитывается об этом?..
0
amphibian
Улицы заполонили баннеры с надписью "Харьков против наркотиков – не разрушай свою жизнь!". Да и вообще в городе как бы развернулась небывалая антинаркотическая кампания, ну как минимум об этом много заявляют чиновники.

По местному ТВ крутят рекламу, в которой призывают при виде подозрительных людей, которые роются в земле и что-то ищут, вызывать полицию.

Были созданы целые дружины, которые состоят из радикализированной молодежи и отлавливают наркоманов, если видят, и задерживают их.

Окей, не разрушать. А что делать? Какую альтернативу вы можете предложить человеку, для которого все возможные радости людской жизни меркнут на фоне вакуумного пакетика с веществом, зарытого в землю? Думаете, он не знает, что помимо этого есть еще что-то, и никогда не пробовал другие развлечения? Может, он не знал, что можно сходить в зоопарк, на котором эти же чиновники отмыли миллионы бюджетных денег? Или может ему следует сходить в церковь, где отмаливают свои грешки люди, которые ежедневно совершают сотни плохих поступков?

Видя наркомана, который в отчаянии ищет под землей этот дурацкий пакетик; наркомана, который боится вас намного больше, чем вы его, и должен одновременно видеть все, что происходит вокруг, дабы не попасться мусорам или прочим людям, вы звоните в полицию, которая в итоге пакует его, везет в участок и затем отпускает за взятку в несколько сотен или тысяч долларов.

То, что эта самая полиция нередко сама и создает наркомагазины, и то, что в полиции процветает коррупция – людей не особо парит. Они ведь спасли их мирок от наркомана, пусть они несовершенны, но в этой ситуации они, бесспорно, герои! Не парит их и то, что они по сути своей – доносчики, которые, как это было при и Сталине, сдавали тех, кто живет рядом с ними.

Наркоман – абсолютное зло. Демон в человеческом обличии, скорее он бы уже сдох, чтобы мои дети, которых я пытаюсь воспитать таким же мудаком по жизни, каким являюсь сам, его не видели.

Меня уже тошнит от этих ебаных веществ. А еще больше – от того, что предлагаемая миром альтернатива едва ли принципиально отличается от той жизни, которой я живу. Я пытался и буду пытаться наносить меньше вреда своему здоровью. Но ничего не обещаю. Некому давать обещания. Нет тех, в чьих глазах хочется сохранить свое лицо.
1
amphibian
Люди, живущие обычной социальной жизнью, в которой нет наркозависимости, напоминают зомби. Зачастую (не все, конечно) поверхностные, пустые, шаблонные, не умеющие видеть дальше своего носа. Сами не могут объяснить, зачем делают те или иные вещи. А когда в случайной беседе все-таки начинаешь до них докапываться, внятного ничего сказать не могут, но барьер между тобой и ими поставят.

Единственное, о чем я жалею, принимая наркотики снова и снова, так это о своем здоровье. Если я вскоре сдохну из-за этого, то лучше пусть так, чем если бы я их вообще не попробовал и не пришел к такой жизни и возможности видеть вещи именно так.
0
useless
Я все еще с грустью вспоминаю лицей. Блять, насколько же это было охуенное место. И вместе с тем, меня не отпускало ощущение того, что я прошел его как-то неправильно, как-то не так, будто я упустил в нем что-то очень важное, а в силу своего возраста, обратно за этим уже не вернусь.
Я не решал задачи Сканави. И не любил выходить к доске, я не задрачивал химию, а с математиками ругался просто пиздец.
И я думал, что проблема была в том, что я глупый.
И думал, что закончив его и закончив физфак, я упустил что-то важное.
Но сегодня до меня дошло, что лицей, в конечном счете послужил тем спусковым крючком, с которого пошли отсчеты. Первая мания. Первый секс. Первые правильные книги. Впервые любовь к науке. Впервые правильные люди, с которыми можно было поговорить.
Я не упустил ничего, я взял ровно то, что мне и было нужно.
Я не проебался. Я стал тем, кем являюсь сейчас благодаря и вопреки этому месту. Я впитал в себя все, что мог. И вот, восемь лет спустя, я вспоминаю свои первые шаги в том охуенном месте. Это лучший лицей. И мне кажется, что в конечном итоге, несмотря на все мои ошибки и огрехи, я не мог в тех условиях поступать иначе и поступал так, как был запрограммирован. Вместе с тем, суперпозиция всех векторов дает новый вектор, который, как мне хотелось бы верить, направлен туда, куда и должен быть направлен.
И если честно, уже сейчас я мало о чем жалею. Лишь о том, что не могу в полной мере восстановить весь объем переживаний и эмоций, которые испытывал тогда. И это, сука, очень важно.
Мы ведь выжили, да? Мы будем жить?
0
stable-isotope
Пятничный утробный крик навсегда изменил что-то. Не исключено, что он стал отголоском воплей рождения. А может быть. и восполнил их.

Я могу говорить, мир меня услышит. Это теперь вошло в мою прошивку, и меня теперь не заткнуть.
0
amphibian
А что если я из-за наркотиков поехал крышей, и потому со мной не общается почти никто? Что если я стал вызывать неприятные ощущения у людей, но сам этого еще не осознаю?
4
amphibian
До ужаса трудно молчать, а сказать нечего.
Внутри меня – зона отчуждения. Мутные пограничники. Призраки. Мутанты. Чей-то гондон использованный в дупле, заполненном мусором. И запах сгоревшей листвы, который доносится непонятно откуда. И хотя нет дождя, есть ощущение, что он есть, поскольку влажность очень высокая. Видимость – средняя. Небо – пасмурное, тусклое, с каждой минутой все темнее, ибо сумерки. Собака пробежала. Куда – непонятно, но судя по тому, как она целенаправленно двигалась в конкретном направлении, можно предположить, что она знает, куда ей. Где-то вдали пролетел самолет. Хочется в Египет. Закрыться в номере с бухлишком, лечь в кровать, включить программу "Познер" на ОРТ и уснуть под нее с погасшей сигаретой в руке.

Я родился 18 апреля 1996 года между 8 и 9 часами утра. В роддоме был на удивление тихим, почти никогда не плакал. Лишь надувал губы и сопел, сдерживая плач, чем развеселил медперсонал, за что тот прозвал меня злобной уткой.

Родители очень ждали моего появления. Мама ждала девочку, Настю, потому что ее первый ребенок за семь лет до этого умер из-за резус-конфликта, а она где-то получила информацию, что девочки менее подвержены этому. В итоге вместо Насти родился я. Через год меня крестили, а спустя неделю батюшка, который меня крестил, умер. Вскоре после этого моя крестная мать ушла в депрессию и исчезла, а крестный отец был потомственным шизофреником и в какой-то момент повесился. Крестик, который он мне купил на крещение, я спустя 19 лет продам в ломбарде, чтобы отдать деньги, которые до этого одолжил на колеса.

в детстве я был очень привязан к брату моего деда. тоже называл его своим дедом. хотя он говорил мне, что он мой брат. он был электриком и работал на железной дороге. умер от рака в 50 лет в начале нулевых. для меня, шестилетнего ребенка, который только начал ходить в школу, это стало трагедией. я очень сильно плакал. хотя что шестилетний человек понимает о смерти. и тем не менее. я потерял друга тогда. и хотя я почти его не помню, мне часто говорят, что у меня с ним похожие повадки и привычки, и непонятно, как такое возможно. наверное, и умру я, как он, достаточно рано. воспоминания о нем – это какие-то два-три фрагмента, где он куда-то идет, что-то говорит или делает. я не знаю, каким человеком он был, но по-прежнему, когда оказываюсь в селе, где он похоронен, прихожу к нему на могилу и просто сижу там. проведать друга, так сказать.

0
ginger
приятно, когда дома готовит муж.
я же для всего, но не для готовки.
ненавижу это дерьмо.
0